Назад   Задать вопрос
Литература
10 класс
5 отметок
+ В закладки
22.03.2015, 22:12

Война и мир,нужно ответить на вопросы

Комментарии (0)

Ответы и решения


23.03.2015, 16:32

Только что, избежав казни, он смотрел, как убивают других людей, и мир “превратился для Пьера в кучу бессмысленного сора”. “В нем уничтожилась вера и в благоустройство мира, и в человеческую и в свою душу и в Бога”. Такова была реакция Пьера на казнь. Помогает герою выйти, из этого кризиса “Платоша”. После знакомства с Платоном, после долгого общения с ним в плену Пьер навсегда обретает новое понимание вещей, уверенность, внутреннюю свободу. Герой приобщается к народному началу, к народной мудрости, воплощенной в Каратаеве. Недаром назвал писатель этого народного философа Платоном. И в эпилоге романа, по прошествии многих лет, Пьер Безухов будет проверять свои мысли, поступки, соотнося их с представлениями о жизни Каратаева.

 

В плену Пьер обретает спокойствие и довольство собой, к которым он тщетно стремился прежде. Здесь он узнал не умом, а всем существом своим, жизнью, что человек сотворен для счастья, что счастье в нем самом, в удовлетворении естественных человеческих потребностей... 

Оценка: 2.0 (голосов: 2)

Комментарии (0)


23.03.2015, 16:46
«Он сделался какой-то чистый, гладкий, свежий, точно из бани; ты понимаешь? — морально из бани». Пьер изменился не только внутренне, но и внешне: «Выражение глаз было твердое, спокойное и обновленное, какого никогда не имел прежде взгляд Пьера. Прежняя его распущенность, выражавшаяся и во взгляде, заменилась теперь энергической, готовой на деятельность и отпор подобранностью».
 Пьер  в самых трудных и мучительных обстоятельствах нашел в себе силы совершить огромную духовную работу, и она принесла ему то самое чувство внутренней свободы, которого он не мог обрести, когда был богат, владел домами и поместьями, имел управляющего и десятки обслуживающих его людей.  Дело тут в  душевной стойкости и силе самого человека.

 

На другой день Пьер приехал проститься. Наташа была менее оживлена, чем в прежние дни; но в этот день, иногда взглянув ей в глаза, Пьер чувствовал, что он исчезает, что ни его, ни ее нет больше, а есть одно чувство счастья. «Неужели? Нет, не может быть», — говорил он себе при каждом ее взгляде, жесте, слове, наполнявших его душу радостью.

Когда он, прощаясь с нею, взял ее тонкую, худую руку, он невольно несколько дольше удержал ее в своей.

«Неужели эта рука, это лицо, эти глаза, все это чуждое мне сокровище женской прелести, неужели это все будет вечно мое, привычное, такое же, каким я сам для себя? Нет, это невозможно!..»

— Прощайте, граф, — сказала она ему громко. — Я очень буду ждать вас, — прибавила она шепотом.

И эти простые слова, взгляд и выражение лица, сопровождавшие их, в продолжение двух месяцев составляли предмет неистощимых воспоминаний, объяснений и счастливых мечтаний Пьера. «Я очень буду ждать вас… Да, да, как она сказала? Да, я очень буду ждать вас. Ах, как я счастлив! Что ж это такое, как я счастлив!» — говорил себе Пьер.

 

Оценка: 2.0 (голосов: 1)

Комментарии (0)